Уборевич, Иероним Петрович

Иерони́м Петро́вич Уборе́вич (полная фамилия: Уборе́вич-Губо́ревич; лит. Jeronimas Uborievicius; 2(14) января 1896, д. Антандрия Ковенской губернии12 июня 1937, Москва) — советский военачальник, командарм 1-го ранга, казнен во время сталинских чисток вооружённых сил (Дело военных 1937).

Содержание

Начало карьеры

Родился в семье литовского крестьянина, учился в реальном училище в Двинске (1909—1914 гг.). Весной 1916 г. закончил Константиновское артиллерийское училище, в звании подпоручика направлен на фронт младшим офицером (зам. командира) 15 тяжелого артдивизиона, участвовал в боях Первой мировой войны. Член РСДРП (б) с марта 1917 г. В январе-феврале 1918 г. — командир отряда красной гвардии в Бессарабии, воевал против румынских и австро-германских войск, ранен, взят в плен.

Гражданская война

После побега из плена в августе 1918 г. — на Северном фронте. Служил инструктором артиллерии, командиром бригады, с декабря 1918 г. — начальником стрелковой дивизии. За бои в октябре 1918 г. награжден орденом Красного Знамени (1919). В марте-мае 1919 г., командуя 18-й сд, принимал участие в наступлении против войск англичан и белой гвардии на архангельском направлении.

С 11 октября 1919 г. Уборевич командует 14-й армией Южного фронта, отражавшего наступление Добровольческой армии генерала Деникина на Москву. В это время, по словам Деникина, развернулось генеральное сражение, которому суждено было решить участь всей кампании. 14-й армии противостояли 5-й кавкорпус и Дроздовская пехотная дивизия. В ходе 39-дневной Орловско-Курской операции ЮФ 14-я армия остановила продвижение белых на север и нанесла ему серьёзное поражение. При этом Уборевич активно использовал маневр, в том числе и кавалерийской дивизией Примакова, а также успешно взаимодействовал с 13-й армией ЮФ. Без оперативной паузы 14-я армия начала Харьковскую наступательную операцию, в ходе которой также активно применялись охваты с фланга и маневр кавалерией. 11 декабря 1919 г. 14-я армия взяла Полтаву, а 12 декабря — Харьков. В ходе Донбасской операции, проводившейся с 18 декабря, войска 14-й армии отсекли левофланговую группировку Добровольческой армии, изолировали ее от главных сил и нанесли ей поражение. 14-я армия взяла Екатеринослав, Мариуполь и Бердянск, в результате чего Добровольческая армия была рассечена на две части, одна из которых отходила в Крым, а другая — на Северный Кавказ. Продолжая командовать 14-й армией в составе Юго-Западного фронта, Уборевич добился выполнения поставленных перед ним в Одесской операции задач несмотря на некоторое численное превосходство сил противника, и с 18 января по 8 февраля 1920 г. армия взяла Кривой Рог, Херсон, Николаев, Одессу.

29 февраля 1920 г. Уборевич назначен командующим 9-й армией Кавказского фронта (командующий М. Н. Тухачевский) и принимает участие в окончательном разгроме Добровольческой армии Деникина на Кубани. 17 марта 9-я армия штурмом взяла Екатеринодар. 24-летний командарм Уборевич награжден Почётным революционным оружием за умелое руководство войсками, личный героизм и мужество. 27 марта дивизии 9-й армии взяли Новороссийск, сорвав организованную эвакуацию белых сил в Крым.

В польской кампании 1920 г. Уборевич командует 14-й армией Юго-Западного фронта, которая, участвуя в июньском контрнаступлении фронта, особождает от поляков Винницу, Жмеринку, Могилёв-Подольский.

После поражения 13-й армии ЮЗФ от Русской белогвардейской армии генерала Врангеля в Северной Таврии в июне 1920 г. Уборевич назначается командующим 13-й армией. В июле армия отбила наступление Дроздовской и Марковской пехотных дивизий на Александровск, в августе заняла каховский плацдарм в 60 км от Перекопа, угрожавший левому флангу белой армии. В ходе сентябрьского наступления белые нанесли поражение 13-й армии и создали угрозу Екатеринославу и Донбассу. Однако пополненной в конце сентября 13-й армии теперь уже Южного фронта (командующий М. В, Фрунзе) удалось отбить сильное октябрьское наступление белой армии, а затем она участвовала в общем наступлении Южного фронта в Северной Таврии. За руководство войсками 13-й армии Уборевич награжден 2-м орденом Красного Знамени.

В ноябре-декабре 1920 г. Уборевич — командующий 14-й армией Юго-Западного фронта, в январе-апреле 1921 г. — помощник (заместитель) командующего войсками Украины и Крыма Фрунзе. В апреле-мае 1921 г. Уборевич — заместитель командующего войсками Тамбовского района Тухачевского при подавлении крестьянского восстания («антоновщина»), затем командующий войсками Минской губернии при подавлении крестьянских выступлений в Белоруссии.

В августе 1921-августе 1922 гг. Уборевич — командующий 5-й Отдельной армией и войсками Восточно-Сибирского военного округа, а в августе-ноябре 1922 г. — военный министр Дальневосточной Республики и главнокомандующий Народно-революционной армией ДВР. Под его командованием НРА 9 октября взяла штурмом Спасский укрепленный район и 25 октября вошла во Владивосток. С упразднением ДВР НРА была переименована в 5-ю Краснознаменную армию, а Уборевич назначен ее командармом (до июня 1924 г.).

Послевоенный период

С июня 1924 г. по январь 1925 г. Уборевич — начальник штаба и зам. командующего войсками Уральского военного округа, в 1925-1927 гг. — командующий войсками Северо-Кавказского военного округа.

С августа 1926 г. по июнь 1934 г. — член Реввоенсовета СССР.

В 1927-1928 гг. Уборевич 13 месяцев находился в командировке в Германии, в ходе которой прошёл обучение на третьем курсе Академии Генштаба, а также участвовал в полевых поездках и маневрах рейхсвера. Изучая в Германии основные вопросы подготовки армии мирного времени, Уборевич пришёл к выводу о необходимости перейти на более совершенные способы боевой подготовки армии с использованием немецких технических достижений.

В 1928-1929 гг. Уборевич — командующий войсками Московского военного округа. С ноября 1929 г. по июнь 1931 г. — начальник вооружений РККА и заместитель Председателя РВС СССР. В этом качестве вновь выезжал в Германию в 1930 г. для ознакомления с германскими военными заводами.

С апреля 1931 г. по 20 мая 1937 г. — командующий войсками Белорусского военного округа.

С введением в РККА персональных воинских званий 20 ноября 1935 г. Уборевичу было присвоено звание командарм 1-го ранга.

В июле 1930 г. Уборевич был избран кандидатом в члены ЦК ВКП (б), в январе 1932 г. — членом Бюро ЦК КП (б) Белоруссии.

Арест и казнь

Уборевич принадлежал к группе высших советских военачальников, отрицательно оценивавших деятельность К. Е. Ворошилова на посту наркома обороны. В эту группу входили М. Н. Тухачевский, И. Э. Якир, Я. Б. Гамарник. Они считали, что в условиях подготовки СССР к большой войне некомпетентность Ворошилова отрицательно сказывается на процессе технической и структурной модернизации Красной армии. Начиная большую чистку в партии, органах безопасности и армии, Сталин принял сторону абсолютно лояльного ему Ворошилова.

В августе 1936 г. прошёл первый московский процесс против «оппозиции», тогда же последовали аресты комкоров В. М. Примакова и В. К. Путны. Февральско-мартовский пленум ЦК ВКП (б) 1937 г. идеологически обосновал развёртывание репрессий во всём обществе, в апреле НКВД получил на допросах показания о сговоре Тухачевского, Уборевича, Корка, Шапошникова с Ягодой.

20 мая 1937 г. Уборевич назначается командующим войсками Среднеазиатского военного округа, 29 мая его арестовали по дороге в Москву. Есть сведения о применении к Уборевичу физических методов воздействия на допросах. 5 июня Сталин объединил восьмерых военачальников в одно групповое дело. 7 июня Сталин утвердил текст обвинительного заключения по делу о «военно-фашистском заговоре». 10 июня для рассмотрения дела было образовано Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР. Его председатель Ульрих говорил секретарю суда Зарянову, что имеются указания Сталина о применении ко всем подсудимым высшей меры наказания — расстрела. 11 июня дело было рассмотрено в порядке, установленном законом от 1 декабря 1934 г., т. е. закрытом судебном заседании без присутствия защитников и без права обжалования приговора. В протоколе суда не приводятся какие-либо факты, подтверждающие предъявленные обвинения в шпионаже, заговоре и подготовке террористических актов. Как вредительство со стороны Тухачевского, Уборевича и Якира расценивались их выступления за ускоренное формирование механизированных соединений за счет кавалерии. Еще до окончания суда Сталин направил в национальные ЦК и обкомы партии телеграмму, предлагая организовать митинги с требованием высшей меры. В тот же день в 23.35 к смертной казни были приговорены Маршал Советского Союза М. Н. Тухачевский, командарм 1-го ранга И. П. Уборевич, командарм 1-го ранга И. Э. Якир, комкоры А. И. Корк, В. М. Примаков, В. К. Путна, Б. М. Фельдман, Р. П. Эйдеман. В ночь на 12 июня они были казнены.

Определением Военной коллегии Верховного суда от 31 января 1957 г. все они были реабилитированы.

Были репрессированы жена и дочь И. П. Уборевича.


Отзывы военачальников об Уборевиче

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков: «Это был настоящий советский военачальник, в совершенстве освоивший оперативно-тактическое искусство. Он был в полном смысле слова военный человек. Внешний вид, умение держаться, способность коротко излагать свои мысли, все говорило о том, что И. П. Уборевич незаурядный военный руководитель. В войсках он появлялся тогда, когда его меньше всего ждали. Каждый его приезд обычно начинался с подъёма частей по боевой тревоге и звершался тактическим учениями или командирской учёбой.» «Лучшим командующим округом был командарм 1-го ранга И. П. Уборевич. Никто из командующих не дал так много в оперативно-тактической подготовке командирам и штабам соединений, как И. П. Уборевич и штаб округа под его руководством.» «После ареста командующих войсками округа И. П. Уборевича и И. П. Белова учебная подготовка высшего командного состава в округе резко снизилась.» «Уборевич больше занимался вопросами оперативного искусства и тактикой. Он был большим знатоком и того и другого и непревзойдённым воспитателем войск.» «Уборевич был бесподобным воспитателем, внимательно наблюдавшим за людьми и знавшим их, требовательным, строгим, великолепно умевшим разъяснить тебе твои ошибки.Очевидность их становилась ясной уже после трёх-четырёх его фраз. Его строгости боялись, хотя он не был ни резок, ни груб. Но он умел так быстро и так точно показать тебе и другим твои ошибки, твою неправоту в том или ином вопросе, что это держало людей в напряжении.»

Маршал Советского Союза И. С. Конев: «Самым крупным военным деятелем из числа всех погибших И. С. Конев считает Уборевича, оценивает его чрезвычайно высоко. Высоко оценивает его опыт в период гражданской войны. Высоко оценивает его как командующего округом, как человека, прекрасно знавшего войска, пристально и умело занимавшегося боевой подготовкой, умевшего смотреть вперёд и воспитывать кадры. Плюс ко всему сказанному, по мнению И. С. Конева, Уборевич был человеком с незаурядным военным дарованием, в его лице наша армия понесла самую тяжёлую потерю, ибо этот человек мог и успешно командовать фронтом, и вообще быть на одной из ведущих ролей в армии во время войны.»

Маршал Советского Союза К. А. Мерецков: «Я проработал вместе с ним около пяти лет, и годы эти — целый новый период в моей службе. Не скажу, что только я один находился под его влиянием. Всё, сделанное Уборевичем: воспитанные, выращенные и обученные им командиры разных рангов; его методы работы; всё, что он дал нашей армии, — в совокупности не может быть охарактеризовано иначе, как оригинальная красная военная школа, плодотворная и поучительная. Ни один военачальник …не дал мне так много, как Иероним Петрович.» «Один из способнейших организаторов боевой подготовки войск. На протяжении многих лет военно-теоретические работы Уборевича являлись ценными пособиями для командного и начальствующего состава всей Красной Армии. Вго интересное и богатое творческое наследие заслуживает самого пристального внимания.» «Уборевич был чрезвычайно требователен к себе и к подчинённым, в суждениях — принципиален, в работе — точен. Свои действия и поступки он рассчитывал буквально до минуты. Такой же точности в работе требовал и от подчинённых.» «Иероним Петрович был высокообразованным человеком. Он хорошо знал художественную литературу и искусство, отлично разбирался в общих технических вопросах, упорно работал над развитием военной мысли. Так, в годы гражданской войны он самостоятельно познакомился с историей военного искусства, тактикой и стратегией, а позднее глубоко изучил труды М. И. Драгомирова по подготовке войск в мирное время.»





Литература

  1. Уборевич И. П. Автобиография — Военно-исторический журнал, 1989, №2, с. 81
  2. Советская историческая энциклопедия — М.: Советская Энциклопедия, 1973, т. 14, с.642
  3. Деникин А. И. Поход на Москву («Очерки русской смуты»). — М.: Воениздат, 1989, с.143
  4. Гражданская война в СССР. — М.: Воениздат, 1986. — 447 с.
  5. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия, Изд. второе — М.: Сов. Энциклопедия, 1987, 720 с.
  6. Соколов Б. В. Михаил Тухачевский: жизнь и смерть «Красного маршала». — Смоленск: Русич, 1999. — 512 с. ISBN 5-88590-956-3
  7. Черушев Н. С. 1937 год: Элита Красной Армии на голгофе. — М.: Изд-во Вече, 2003. — 541 с. ISBN 5-94538-305-8
  8. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления — М.: Новости, 1990, 10 издание, т. 1, 384 с.
  9. Симонов К.М. Глазами человека моего поколения — М.: Изд-во Агентства печати Новости, 1988, 480 с.
  10. Мерецков К.А. На службе народу. — М.: Политиздат, 1968.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home