Петропавловская оборона

Крымская война
Синопское сражениеПетропавловская оборонаСражение на Альме – Осада Севастополя – Балаклавское сражение – Инкерманское сражение – Осада Таганрога – Осада Карса

Содержание

Петропавловская оборона 1854 года

Русский народ множество раз одерживал блестящие победы над своими врагами. Успехами русского оружия трудно кого-либо удивить: так уж повелось с давних времен. Но то, что произошло в августе 1854 года в Петропавловске-Камчатском, многим показалось истинным чудом. В самом деле, кто бы мог подумать, что в разгар очень тяжелой для России Крымской войны (18531856 годов), когда против нашей страны ополчились весьма сильные враги, когда в Крыму создалось крайне трудное положение, на далекой Камчатке, отрезанной от материка просторами сурового Охотского моря, горстка русских смельчаков сможет одержать победу над агрессорами, силы которых в несколько раз превосходили силы петропавловцев.

Академик Е. В. Тарле назвал Петропавловскую победу 1854 года «лучом света», который вдруг прорвался «сквозь мрачные тучи».

О Петропавловской обороне 1854 года, занявшей достойное место в яркой летописи боевой славы русского народа, уже написаны сотни страниц. О ней подробно рассказывали сами ее участники: Василий Завойко, Николай Фесун, Константин Пилкин, Константин Мравинский, Александр Арбузов, Дмитрий Максутов и другие. С большим знанием дела об обороне писали моряк Андрей де-Ливрон и историки А. С. Сбигнев, П. В. Шумахер. В середине XIX века немало было написано об этом и за границей.

Предпосылки

Главной причиной нападения союзников на Петропавловск была борьба великих держав за господство на морях и, в частности, на Тихом океане. Особенно рьяно стремился к этому «Коварный Альбион».

Англичане никак не могли примириться с тем, что с середины XVII века значительная часть северного тихоокеанского побережья принадлежала России. Особенно усилилось у англичан желание подорвать позиции России на Тихом океане в середине XIX века. Одержав легкую победу над Китаем в первой «опиумной» войне 18401842 годов, английские «ястребы» вообразили, что при желании они столь же быстро смогут завладеть и слабо-укрепленными русскими тихоокеанскими поселениями.

В России знали, что от «Коварного Альбиона», враждебно относившегося к нашей стране, можно ожидать любой авантюры, и поэтому уже с 40-х годов XIX века правительство стало тревожиться за будущее русских тихоокеанских владений и, в частности, за будущее Камчатки. Многим казалось подозрительным, что с середины 40-х годов в порт зачастили иностранные китобои, которые даже в самом городе стали совершать различные бесчинства. Но особенно тревожило появление в порту отдельных английских судов, часто под чужим флагом.

В 1848 году граф Николай Николаевич Муравьев, только что назначенный губернатором Восточной Сибири и Дальнего Востока, обратил внимание на растущую угрозу нападения иностранцев на Камчатку. Поэтому уже тогда он решил заняться строительством военных укреплений в Петропавловском порту.

25 июля 1849 года Н. Н. Муравьев прибыл на транспорте «Иртыш» в Петропавловский порт. Осмотрев местность, Н. Н. Муравьев определил места строительства новых батарей. Среди них были батареи на Сигнальном мысе, на Петропавловской косе и у озера Култушного.

В письме министру внутренних дел Л. А. Перовскому Н. Н. Муравьев заявлял:

«Авачинскую губу укрепить, а без того она будет игралищем самой незначительной враждебной эскадры; там ныне уже были два английских военных судна в одно время; на них было более 200 человек экипажа (шлюп и шхуна, путешествующие под видом отыскания Франклина).
Я много видел портов в России и Европе, но ничего подобного Авачинской губе не встречал; Англии стоит сделать умышленно двухнедельный разрыв с Россиею, чтобы завладеть ею и потом заключить мир, но Авачинской губы она нам не отдаст.»

И именно тогда он назначил нового управителя Камчатки энергичного администратора Василия Степановича Завойко. Будущее показало, что Н. Н. Муравьев не напрасно тревожился за судьбу Камчатки. Когда началась Крымская война, враги России нашли возможным выделить значительные военно-морские силы для нанесения удара по русским тихоокеанским владениям. И, в частности, по Камчатке.

Подготовка к обороне

В Петропавловске-Камчатском узнали о начале войны и о готовящемся нападении союзников на тихоокеанское побережье России на исходе мая 1854 года. Официальное известие об этом военный губернатор Камчатки и командир Петропавловского военного порта генерал-майор В. С. Завойко получил от генерального консула России в США. Правда, еще в марте того же, 1854 года, американское китобойное судно доставило губернатору дружественное письмо короля Гавайских островов. Король Камеамеа III предупреждал В. С. Завойко, что располагает достоверными сведениями о возможном нападении летом на Петропавловск англичан и французов.

В. С. Завойко немедленно обратился ко всему населению Камчатки с воззванием. Оно гласило:

«Получено известие, что Англия и Франция соединились с врагами христиан (Турцией), с притеснителями наших единоверцев; флоты их уже сражаются с нашими. Война может возгореться и в этих местах, ибо русские порты Восточного океана объявлены в осадном положении. Петропавловский порт должен быть всегда готов встретить неприятеля, жители не будут оставаться праздными зрителями боя и будут готовы, с бодростью, не щадя жизни, противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред и что обыватели окрестных селений, в случае надобности, присоединятся к городским жителям. При приближении неприятеля к порту быть готовыми отразить его и немедленно удалить из города женщин и детей в безопасное место. Каждый должен позаботиться заблаговременно о своем семействе. Я пребываю в твердой решимости, как бы ни многочисленен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убежден, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!»

Враги России были столь уверены в своей легкой победе, что не спешили к русским берегам. Этой медлительностью весьма удачно воспользовались защитники города: они успели завершить основную часть работ по созданию главных укреплений порта.

24 июля транспорт «Двина» доставил в Петропавловск из залива Де-Кастри 350 солдат Сибирского линейного батальона, 2 бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. На «Двине» прибыл на Камчатку и остался там военный инженер поручик К. Мровинский, возглавивший строительство береговых батарей в Петропавловском порту. К исходу июля гарнизон порта вместе с экипажами кораблей насчитывал 920 человек (41 офицеров, 476 солдат, 349 матросов, 18 русских добровольцев и 36 камчадалов).

В подготовку к обороне включилось и все население города и его окрестностей (около 1600 человек). Работы по сооружению семи береговых батарей и установке орудий велись почти два месяца круглые сутки, днем и ночью. Защитники Петропавловска возводили укрепления, в скалах вырубали площадки для батарей, неприступные для морского десанта, снимали с кораблей орудия, вручную перетаскивали их по крутым склонам сопок и устанавливали на берегу. Фрегат «Аврора» под командованием И. Н. Изыльметьева и военный транспорт «Двина» были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани. А орудия правых бортов сняли с кораблей для усиления береговых батарей. Вход в гавань загродили боном.

Батареи охватывали Петропавловск подковой. На правом ее конце, в скалистой оконечности мыса Сигнальный, располагалась батарея, защищавшая вход на внутренний рейд. Тоже справа, на перешейке между Сигнальной мысом и Никольской сопкой была размещена другая батарея. У северного конца Никольской сопки, на самом берегу соорудили батарею для предотвращения высадки десанта в тыл и попытки захватить порт с севера. Еще одна батарея была возведена на сгибе воображаемой подковы. Ей предстояло держать под огнем дефиле и дорогу между Никольской сопкой и Култушным озером, если неприятелю удалось бы подавить сопротивление береговой батареи. Затем шли три батареи — они легли редкой цепью слева, по берегу, против перешейка, в основании песчаной косы.

Боевые действия

В полдень 17 августа 1854 года передовые посты на маяках обнаружили эскадру из шести кораблей. В Петропавловске прозвучал сигнал боевой тревоги. От эскадры отделился трехмачтовый пароход и начал промерять глубины на подходах к мысу Сигнальный и входу в гавань. Когда из порта вышел бот, пароход полным ходом ретировался.

Утром 18 августа эскадра вошла в Авачинскую бухту. В ее составе были:

Английские корабли:

Французские корабли:

  • фрегат «Ла-Форт» (60 пушек)
  • корвет «Евридика» (32 пушки)
  • «Облигадо» (18 пушек)

Объединенной эскадрой командовал англичанин контр-адмирал Д. Прайс, французским отрядом — контр-адмирал Ф. Де Пуант. Всего эскадра располагала 216 орудиями, ее личный состав насчитывал 2600 человек.

Основной удар неприятеля был направлен на две батареи — № 3 (на перешейке) и № 7 (на северной оконечности Никольской сопки).
Из статьи К. Мровинского:

«Неприятель разделил свою эскадру на две половины и, поставив одну половину против одной батареи, а другую против другой, открыл одновременно по ним огонь. Забросанные ядрами и бомбами батареи, имея всего 10 орудий, не могли устоять против 113 орудий, в числе которых большая часть была бомбическая (на берегу найдены ядра весом в 85 английских фунтов), и после трехчасового сопротивления орудия почти все были подбиты, и прислуга с батарей принуждена была отступить».

После того, как третья и седьмая батареи были уничтожены, неприятель высадил десант в количестве около 700 человек, который, разделившись на три отряда, повел наступление на Никольскую сопку. Один из отрядов попытался попасть в город, обойдя гору с севера, но здесь вступила в бой шестая батарея.

Отрядам М. Губарева, Д. Михайлова, Е. Анкудинова, Н. Фесуна, К. Пилкина был дан приказ «сбить противника с горы», одновременно был послан отряд А. Арбузова, еще три небольших отряда из команд батарей № 2, 3, 7. Сражение шло более двух часов и закончилось на Никольской сопке полным поражением англо-французов. Несмотря на свое численное превосходство, десант был отражен и сброшен с сопки.

Победа и итоги

После того, как попытка англо-французских союзников захватить Петропавловск закончилась полным провалом, В. С. Завойко со своими ближайшими помощниками приступил составлению официального рапорта о победе над врагом.

7 сентября 1854 года рапорт был готов, с него сняты копии для отправки генерал-губернатору Н. Н. Муравьеву и руководителю русской экспедиции в Японии вице-адмиралу и генерал-адъютанту Е. В. Путятину. В. С. Завойко предложил офицерам выбрать из своей среды достойного для доставки в Петербург победного рапорта. Офицеры единодушно назвали имя князя Дмитрия Петровича Максутова, строителя и защитника батареи № 2, брата погибшего командира «Смертельной» батареи (№ 3) князя Александра Максутова. 14 сентября Д. П. Максутов сел на американское судно «Ноубл», зафрахтованное для плавания в г. Охотск.

Д. П. Максутов в пути из Охотска в Якутск чуть было не погиб: он провалился под лед на реке Мае, но чудом спасся. 6 ноября он был в Иркутске. 26 ноября Д. П. Максутов прибыл в столицу, где явился к генерал-адмиралу русского флота великому князю Константину.

Учитывая важность сообщения, генерал-адмирал немедленно повез Д. П. Максутова в Гатчину к Николаю I. Царь долго расспрашивал Максутова и тут же произвел его в капитан-лейтенанты. Рапорт В. С. Завойко был тщательно изучен и тотчас же представлен для «обнародования». Он был опубликован в некоторых газетах и журнале «Морской сборник», декабрь, 1854 год. Но в опубликованном тексте были опущены некоторые сведения, которые Петербург решил сохранить в секрете.

Несмотря на успешную оборону города, стали очевидными трудности со снабжением и удержанием столь удалённых территорий. Было принято решение об эвакуации порта и гарнизона с Камчатки, после чего на некоторое время главным портом России на Тихом океане стал Николаевск-на-Амуре.

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home